Helberet (helberet) wrote,
Helberet
helberet

Диетическая сказка

Почти все знают, что ежики – самые частые герои сказок.
Почему так получается – не понятно ни мудрым совам, ни хитрым лисам, ни веселым зайцам. Даже академически образованным отличникам, близоруким кротам неясно, чем ежики так нравятся всяким там сказочникам, рассказчикам, повествователям и романистам. Боюсь, что сами ежики об этом тоже не подозревают.
Я знаю, я их часто ловил и спрашивал. Они не отвечали.
Но это правда – ежики участвуют практически во всех сказках.
Ну, то есть в детских сказках всегда участвуют ежики, а во взрослых иногда, кроме ежиков, еще русские солдаты.
Бабу Ягу я в расчет не беру – она все-таки не герой, хотя в сказках встречается тоже нередко.
И если сравнивать сказки про ежиков и про солдат, то сами солдаты мне нравятся больше, а сказки про них – меньше.
Солдаты всегда веселые, а ежики не всегда. Это солдатам в плюс, но и ежикам не в минус.
А вот сказки про солдат всегда грустные…
Но, правда, было бы гораздо печальнее, если бы в сказках про солдат героями были ежики. Вот, например, «отслужил ежик тридцать лет и еще три года…»
Это была бы очень грустная, на самом деле, сказка.
И к тому же, неправдивая. Сказка-ложь.
Потому что ежик не смог бы отслужить столько лет.
Ведь на самом деле сказочные ежики живут гораздо меньше. Они живут долго – лет пять или может быть, шесть. Это много, но все-таки отслужить в армии тридцать лет существу, которое живет шесть лет, довольно сложно. Даже солдаты – и те живут дольше, чем ежики.
Потому и служат.
А ежиков в армию не берут. И правильно, наверное, делают.
Хотя из ежика вышел бы хороший солдат – серый, как шинель, трудолюбивый, храбрый, неглупый и вооруженный до зубов.
То есть это так говорят – «до зубов». Некоторые звери действительно вооружены до зубов – волки там, или бобры. А ежики вооружены по другому – от затылка до хвостика.
Я знаю – я их ловил.
Мы с моим песиком их ловили.

Вот так я и познакомился с одним ежиком. Он часто грустил, но никогда не унывал. И это правильно: когда грустишь – много думаешь, а думать вообще полезно. А когда унываешь – то думаешь о плохом, а о плохом думать совсем даже не интересно. И невесело. И вообще глупо. Так что ежик, когда мы подружились, научил меня не унывать. А я его – не грустить.
Так что теперь я никогда не унываю, а он – не всегда грустит. Иногда он веселится. Это полезно, потому что вредно все время думать о грустном.
Вот и получилось, что эта сказка тоже о ежике – ну, что ж тут поделаешь. Извините, если кого обидел.
Ежику так понравилось не грустить, что он хотел бы не грустить совсем никогда. Ну примерно как я привык теперь никогда не унывать. Но никогда не грустить у него не получалось, и вот почему.
Ежику казалось, что он невидный и некрасивый. Он видел, что у зайца есть очень красивые длинные уши, фирменные косые глаза и даже настоящая заячья губа, которой больше не было ни у кого в лесу. У лисы – очаровательные короткие ноги и рыжая шкурка, которую все называют шубой. У козлика - неподражаемые тяжелые рога и стильная борода. То есть это звери говорили «стильная», потому что они-то не знали точно, красивая борода или нет, а когда не знаешь, красиво что-то или нет, но подозреваешь, что красиво – нужно вместо «красиво» говорить «стильно» или «оригинально». А ежик твердо знал, что борода красивая, потому что ни у кого другой такой нет. Ну, то есть ни у кого из зверей. У людей-то такие бороды бывают. У павлина был хвост - смешной и нелепый, но ежик считал его удачно раскрашенным. У бегемота не было талии, зато был очень красивый огромный живот. У кошки позади был длинный хвост, разноцветный и поэтому тоже приятный на вид. А у ежика ничего этого не было – хвост был меньше, чем у волка, иголки меньше, чем у дикобраза, нос меньше, чем у крокодила, а глаза были вообще как у всех зверей, кроме крота, зато у крота были темные очки с изящной золотой оправой.
И ежик грустил теперь не каждый день, а только когда вспоминал, что он некрасивый и не знает, как стать ярким, как лиса, или разноцветным, как гиена.
Если бы ежика поймала какая-нибудь девочка, он мог бы спросить у нее, как стать красивым. Потому что девочки все и сами очаровательные, и знают к тому же, что нужно делать, чтобы стать краше – мальчику, ежику или там рыжей кошке.
Например, если рыжую кошку покрасить в синий цвет с зелеными полосками – она станет не просто красивой, а самой красивой в мире. Только сделать это очень трудно, потому что кошка вооружена до когтей. И проще покрасить ее в альбоме или в «Фотошопе».
Но ежика поймал я, а я на такие глупости внимания не обращал, потому что я же не девочка.
Подумаешь! Винни-Пух вон тоже не девочка – и ничего, живет.
Так вот, взял ежик иголки наперевес и пошел по лесу счастья искать.
Долго ли, коротко ли…
То есть долго он ходил по лесу или недолго – это никому неизвестно.
Потому что лес у нас очень большой – в нем и северный полюс, и южный, и степи, и пустыни… И деревья еще пока остались, а за деревьями даже самого леса иногда бывает не видно – хоть ты ходи по нему, хоть нет.
А самое главное – у ежика не было часов, потому что я свои как раз потерял.
Произошло это так. Электронные часы с ремешком стоят три рубля, а ремешок без часов – четыре. Старый, бесплатный, ремешок от часов рвется через шесть месяцев, а новый, дорогой – через две недели.
Математики называют это парадоксом, а те, кто делает ремешки – законами бизнеса.
Я люблю ежиков, и часы тоже люблю. А тех, кто делает ремешки, я ненавижу! Потому что не понимаю их совсем. Философы называют это когнитивным диссонансом, и другими нехорошими словами тоже называют. Из-за того, что я не люблю тех, кто делает ремешки, эти ремешки рвутся у меня даже чаще, чем у нормальных людей, поэтому я все время теряю свои часы.
Вот почему нельзя было узнать, долго ежик ходил по лесу или коротко.
Но это не очень и важно. Ходить по лесу вообще-то приятно – приятнее, чем сидеть у телевизора, а у телевизора сидеть тоже иногда неплохо… Короче говоря, ежик некоторое время ходил по лесу, встречал разных зверей, звери говорили ему «добрый день!», «привет, ежик!» или просто «гав!», а он вежливо отвечал: «добрый» или «чего гав?»… И только потом встретил бегемота.
Бегемот был в лесу самым красивым, с точки зрения ежика, потому что красивая часть бегемота – его живот – была самая большая в лесу. Живот был больше, чем хвост павлина, и даже больше, чем шея жирафа. Поэтому ежик спросил бегемота…
То есть сначала он не спросил, а поздоровался и сказал: «Бегемот, ты в лесу самый красивый». Бегемот почему-то открыл рот, но ничего не ответил, зато удивленно поглядел на ежика. А уже потом ежик спросил: «Ты не знаешь, как мне стать красивым тоже?»
Тут бегемот закрыл рот, схватил ежика за руку и потащил его в укромное место. И рассказал страшную тайну.
Дело в том, что в нашем лесу недавно появилась диета.
Это совсем не зверь, хотя она на слух и похожа на гиену.
Диета - это средство стать красивее, как сказал бегемот.
Бегемот вел себя так, как будто он о диете знал больше всех. Он рассказал, что диеты бывают разные. Все время появляются новые.
- Вот есть диета очковая – это когда можно есть все: винтики, гаечки, нельзя только очки и очковых змей. Или диета бессолевая: можно есть все, нельзя только соль. Или диета безводная – можно есть все, нельзя только… или безуглеводная – можно все, нельзя… или еще бездарная… или бестолковая… или бессамомуча…
- Значит, диета – это когда нужно что-то есть, - догадался ежик.
- Наоборот! – горячо возразил бегемот. – Это когда чего-то есть нельзя! Вот хорошая диета, называется «по усам текло». Это когда в рот вообще ничего не попадает! Есть нельзя ничего, а пить можно все, но только усами! У меня-то усов нет…
У ежика были усы. Правда, маленькие и не очень красивые. Красивые усы были у сома – длинные и толстые.
- Вот еще диета, называется «конторщики, булочники и вегетарьянцы», - продолжал бегемот вдохновенно. – Это когда нельзя пить чай и есть булочки, зато можно есть все вегетарьянское. Омлет, огурцы там соленые… Морковку… Репку…
Ежику было неприятно, что нужно есть еще одного сказочного героя, но бегемот сказал, что красота требует жертв. А мышка, кошка, внучка и жучка – это еда как раз невегетарьянская.
- Или кремлевская диета, - продолжал бегемот, хотя ежик его слушал уже с трудом. – Это когда нельзя есть ничего, можно только мясо и водку…
И он, бегемот, все эти диеты перепробовал.
«Вот почему у него такой огромный живот», - с завистью подумал ежик.
Но ни одна из диет бегемоту не помогла.
- Вот почему я не могу стать таким красивым, как ты, - с завистью сказал ежику бегемот.
Тут ежик понял, почему бегемот открывал рот, но ничего не говорил. Потому что у ежика рот тоже открылся сам, и не для того, чтобы говорить, а для удивления.
Потому что ежик считал, что красив тот, у кого есть что-то, чего нет у других.
(«Например, сине-зеленый «Ягуар», - сказала одна рыжая кошка, но была неправа).
А бегемот считал, что красив тот, у кого нет живота.
«Странно», - подумал ежик. – «Это ж так можно далеко зайти! Интересно, а жираф тоже думает, что красив только тот, у кого короткая шея, и ест специальную диету, чтобы его шея уменьшилась или вообще пропала? Наверное, такая диета называется «безбашенная»… А заяц думает, что заячья губа – это уродство? Сом пытается брить свои усы, а лиса – ноги? Странно…»
Ежик вообще любил думать.
Если написать в сказке о том, что ежик думал – сказка получится длинная. А если написать, что он говорил – получится короткая, потому что говорить ежик любил гораздо меньше.
А, например, с попугаем наоборот – он очень много говорит, больше всех в лесу, и совсем не думает. Поэтому ежик считал, что попугай говорит красиво. И называл его «мастер разговорного жанра».
Я тоже люблю поговорить. Но до попугая мне далеко! Ну, не мастер я, что поделаешь…
Так что когда ежик вернулся, мы занялись привычными делами: я говорил, ежик думал, а песик носился взад-вперед. Его в лесу называли мастером спорта.
Я сам как раз сидел на усатой диете, то есть по усам у меня текло пиво «Медовое»… а рот был свободен, так что поговорить я сумел.
И я говорю вам, что ежик думал вот о чем.
«Бегемот говорил, что диета – это когда чего-то не ешь.
Например, волк не ест семерых козлят – это сильная диета. Полезная.
А если волк не ест только шестерых козлят, а седьмого все-таки съест – это, конечно, тоже диета… Но слабее. Хуже. Не такая полезная.
Для козлят.
А для волка полезная диета – не есть Красную Шапочку. Потому что когда он эту девочку съедает – живот у него, правда, уменьшается, но красивее он не становится – разве это красота, с распоротым животом-то!
А для графа Дракулы полезная диета – это не когда не ешь, а когда не пьешь.
И для многих других людей тоже хорошая диета – не пить.
Хотя бы не как лошадь.
Забывать про диету не стоит. Вот Мальчик-с-пальчик слишком много ел… И стал Колобком.
А еще, наверное, диета – когда чего-то не делаешь.
Например, не обижаешь младших. Это хорошая диета. Беззлобная.
Или не учишь уроки. Никогда. Это плохая диета. Бестолковая.
Или все уроки учишь, а один, географию например – нет. А потом думаешь, что южный полюс находится в лесу… И отправляешь туда искпедицию. Это тоже диета неправильная, вредная. Ограниченно бестолковая.
Вот один писатель решил каждое слово начинать с другой буквы. Рассказы у него получились красивые… Для рассказов – полезная диета.
А вот собрание сочинений у него же оказалось некрасивое… В двадцать четыре раза меньше, чем у Льва Толстого. Для собрания сочинений это была плохая диета», - думал ежик.
А потом ежик решил, что думал он сегодня уже достаточно и пора сделать выводы. Подвести итоги. Вывести мораль. И сделал это так:
«Основной принцип жизни – неважно, красивый ты или нет, главное, чтобы тебя любили.
А основной принцип диеты – неважно, что ты ешь, главное, чтобы тебя самого не съели».
Тут я закончил говорить, а ежик – думать.
И мы с ним пошли читать «Гарри Поттера».

(с) Андрей Цеменко aka a_tsem
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments